Проблемы ритейла в Беларуси заставляют бизнес бежать быстрее

Экстремальные обстоятельства, в которых пришлось работать ритейлу в прошлом году, ставят торговые организации перед новыми вызовами. Своевременная реакция на них становится условием порой не только развития, но и выживания, считает Татьяна Закжевская, исполнительный директор Ассоциации розничных сетей и учредитель компании «РитейлМаркетинг», выступающей организатором конференции.

По мнению эксперта, сегодня торговля остро нуждается в диалоге с регулирующими органами. И успех его во многом будет зависеть от консолидации усилий участников рынка.

— Ассоциация существует уже четвертый год. Сколько организаций входит в ее число сегодня?

— Сейчас мы объединяем 17 субъектов торговли - это 925 магазинов, преимущественно продовольственных, около 750 из них работают в формате «у дома». Такой состав позволяет нам видеть объективную картину в торговле. Основная наша работа - это оценка регуляторного воздействия проектов нормативных правовых актов на субъекты торговли. Иными словами, мы оцениваем законопроекты с точки зрения их влияния на бизнес.

— Удается ли сегодня донести свое мнение до нормотворцев на стадии подготовки документов?

— Ассоциации юридически не являются субъектами нормотворческих и законодательных процессов, но принимают в них участие. Это означает, что мнение объединений не обязательно должно быть учтено. Однако диалог между бизнесом и государством постепенно находит свои форматы. Например, действующие общественно-консультативные советы при министерствах, в состав которых входят в том числе руководители бизнес-союзов, - это место диалога и дискуссий.
Мы видим здесь подвижки, но это сложное поступательное движение навстречу. С одной стороны, самим ассоциациям необходимо формулировать конструктивные консолидированные позиции, подкреплять их аналитикой и прочной аргументацией. Времена «плача славянки» ушли.
С другой стороны, нужны шаги и со стороны государственных органов, ведь ассоциации выражают позицию бизнеса — налогоплательщика и работодателя.

— …Тем более что прошлый год наглядно продемонстрировал, какие могут быть последствия: массовые закрытия магазинов по причине неплатежей, несоблюдения ассортимента и так далее. Ожидаете ли вы изменения ситуации в этом году?

— Причины возникли не в прошлом году, а раньше, но в условиях падения курса, покупательной способности и товарооборота они проявились особенно остро, уже системно.

Первая причина — действовавшее ограничение розничных цен. Торговля была вынуждена придерживаться заданного коридора и при этом обеспечивать наличие товаров критического импорта, тогда как отпускные цены на него в пересчете на падающий белорусский рубль росли. Ситуацию усугубило падение покупательной способности. Поэтому в 2015 году торговля начала испытывать сложности с оборотными средствами.

Вторая причина — изменение скорости оборачиваемости товаров в категориях. Согласно законодательству, магазины должны иметь установленный объем артикулов в рамках каждой товарной категории. Условно: магазин в период продает 100 банок консервации. Раньше этот оборот распределялся между пятью артикулами, то есть средняя оборачиваемость категории составляла 20 банок в период на артикул. Сейчас же перечень включает 25 артикулов, средняя оборачиваемость на каждый артикул сократилась до четырех банок, но общий объем продаж остался прежним или даже снизился. Обязательный ассортимент стал шире, оборачиваемость существенно сократилась, объемы продаж остались прежними или снизились.

Вероятно, это можно было бы пережить, но есть норма по срокам оплаты партии товара независимо от ее фактической розничной продажи. Некоторые марки коньяка могут оборачиваться
90–150 дней, в результате сеть оплачивает поставку товара до момента его реальной продажи, что приводит к вымыванию оборотных средств.

Вопрос приостановлений очень болезненный. В прошлом году ассоциация направила несколько десятков обращений по этому поводу. Мы надеемся, что регулятор выработает понятную и соразмерную систему наказаний за правонарушения, прозрачный регламент, процедуру фиксации обращения, которая есть в других контрольно-надзорных органах.

— В 2015 году, по данным Минторга, приостановлению подвергались 577 магазинов. К чему это привело?

— Если учесть средний оборот магазина «у дома», было потеряно от 300 млрд рублей товарооборота. Торговые сети понесли убытки, снизились налоговые поступления.
Важно, что 80% ассортимента продовольственных магазинов — это отечественные товары (а по отдельным категориям, например по птице, это 100%), то есть теряет вся система товародвижения: и сеть, и производитель. Магазин формата «у дома» в день принимает около 2 тыс. покупателей. И если сеть из 10 магазинов закрывают на четыре дня, как это было в августе, речь идет о 80 тысячах не совершенных покупок.
  
Из-за отсутствия 15 наименований отечественного товара на четыре дня останавливалась работа магазина, имевшего в наличии 1627 наименований белорусских товаров. Это странная форма защиты прав потребителя.

При этом не учитывается факт невыполнения заявки поставщиком. У нас была комичная ситуация, когда единственный белорусский производитель утюгов снял их с производства и не уведомил об этом Минторг. И магазины в принципе не могли обеспечить наличие этого товара в продаже.
Владелец магазина, на 20–30% заполненного скоропортящимся товаром, предпочтет не оттягивать момент возобновления работы.

Полномочия на приостановление работы торговых объектов действовали и до 567-го указа, а контрольно-надзорная деятельность над субъектами торговли осуществляется более чем десятью госорганами, однако вопрос о соразмерности санкций и нарушений никогда не стоял так остро.

— Помимо попыток влияния на внешние условия, торговле, как и всему бизнесу, придется заниматься внутренней оптимизацией. Каков потенциал рынка в этом плане и каковы прогнозы по расстановке сил на нем?

— Конечно, оптимизация станет основной темой конференции: какой товар поставлять, учитывая падение и изменение структуры покупательного спроса, как его поставлять, как подпитываться финансово. Будем совместно с экспертами и коммерческими директорами обсуждать, как привлекать средства, сокращать издержки.

В целом тот, кто найдет ресурсы для финансового «лечения», пойдет вперед. Полагаю, рынок будет перераспределяться. Но здесь есть проблемы с ограничением предельной доли на рынке — 20% от розничного товарооборота. Поглощения и слияния, возможно, и будут, но список компаний, которые смогут в них участвовать, законодательно ограничен.

Что касается прихода иностранных сетей, нужно учитывать падение покупательского спроса, которое в некоторых регионах достигает 25%. При этом индекс обеспеченности торговыми площадями в Беларуси достаточно высок для ее покупательной способности: около 400–500 квадратных метров на тысячу жителей. Строить сеть с нуля сложно, хорошие места распределены, и при уже текущем GLA и емкости рынка будет трудно выйти на положительную рентабельность. К тому же у нас увесистое законодательство для ритейла: по количеству нормативно-правовых актов мы существенно опережаем страны-соседи. При выборе страны для экспансии иностранные торговые сети опираются в первую очередь на цифры, и Россия с точки зрения развития ритейла смотрится пока привлекательнее — там покупательная способность выше, чем у нас, как и доходность на метр торговой площади. А вот приход российских сетей через покупку действующих сетей в Беларуси исключать не стоит.

Источник: belretail.by.

Настоящим компания «РитейлМаркетинг»  разрешает воспроизведение в прессе опубликованных на портале www.retailmarketing.by новостных статей, правообладателем которых является компания. Воспроизведение разрешается при условии обязательного указания активной гиперссылки на первоисточник, сопровождаемой надписью «по информации  «Retailmarketing.by» или иной аналогичной надписью.